• Я ВЫРОС НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ, ДРАЛСЯ В НОЧНЫХ КЛУБАХ ЗА 4000 РУБЛЕЙ, А ТЕПЕРЬ У МЕНЯ БОЙ ЗА ТИТУЛ UFC

Открытое письмо Петра Яна.

Наш боец Петр Ян в ночь с субботы на воскресенье подерется за чемпионский пояс UFC в легчайшем весе. Это произойдет на UFC 251 – первом большом ивенте «Бойцовского острова» в Абу-Даби, где октагон стоит прямо на пляже искусственного острова Яс. Соперником Петра будет легендарный бразилец Жозе Альдо. 

Еще раз: российский боец будет драться за пояс UFC с легендой MMA в уникальном месте, а про это почти ничего не слышно. Ян может стать всего вторым чемпионом UFC из России – первым был, как вы понимаете, Хабиб.

На наш вопрос про тишину вокруг Ян (боец клуба «Архангел Михаил») реагирует спокойно: «Мне точно не обидно. Я доволен тем, как все проходит. У меня нет огромного желания, чтобы меня крутили где-то, чтобы я был чересчур популярен. Моя медийность растет, а то, что обо мне не говорят на Первом канале – это личное дело Первого канала».

Сейчас лучшее время узнать, кто такой Петр Ян:


"Ничего этого бы не было, если бы не старший брат. Разница у нас – четыре года.

Я смотрел, как он возвращался домой с тренировки по боксу, подбитый и замученный, и как-то завидовал. Очень хотелось, чтобы меня тоже гоняли. Брат почему-то не хотел, чтобы я ходил с ним. Пришлось действовать хитро. Однажды я подсмотрел, какие вещи он складывает, взял в пакет такие же, дождался, пока выйдет из квартиры, и спустя пять минут незаметно пошел следом. 

Попал к тренеру брата – Николаю Николаевичу Суржикову. Это был небольшой подвальный зальчик. После первой тренировки я оттуда еле доковылял до дома. А спустя две недели уже выступил на первых соревнованиях. И выиграл.

Тогда мне было 12 лет, шестой класс. Мы незадолго до того переехали из деревни в Красноярском крае в город Дудинка. Если кто не знает, это Крайний Север – 45 дней полярной ночи и четыре месяца с положительной температурой в году. Но главное – там все есть. И магазины, и аэропорт в ста километрах, и секции – в деревне я не мог заниматься любым видом, а тут выбирал. 

Мама моего друга работала консьержкой в акробатическом зале. В шесть утра она его открывала, поэтому мы перед школой прыгали на всяких батутах. Потом я шел на другую тренировку – были и футбол, и тхэквондо, и даже тяжелая атлетика. Учился во вторую смену, поэтому успевал все. Сразу после школы еще ехал на бокс. Домой возвращался убитый. 

В школе я дрался на каждой перемене, но ни разу не был зачинщиком. Я был в классе «Б», а ребята из «А» говорили, что у нас одни бараны. И вот либо из-за таких моментов были драки, либо когда заступался за слабых. Я из деревни, не мог терпеть несправедливости.

Со временем все как-то сдружились.

В Дудинке я хотел закончить девять классов и поступить в колледж. Не видел большую цель в спорте. Но Николай Николаевич настоял на том, чтобы я попробовал и полетел в Омск. Знал: если останусь на Севере, никакого прогресса не будет. Для занятий нужен город. Нужны залы и конкуренция.

Суржиков через одного парня, Костю Майкова (царствие ему небесное, он сам был с севера и переехал в Омск), поговорил с тренером Юрием Владимировичем Демченко. Мама купила мне билет и сказала: «Попробуй. А на обратный билет, если что, деньги найдем».

Я и поехал.

На вокзале меня встретил Юрий Владимирович.

Представляете? 15 лет. Один. Город-миллионник. Приехал фактически с деревни, маленького городочка. Ни родственников, ничего. 

Я должен был поступать в училище олимпийского резерва. Но не попал. Набор уже закончили. Варианта дальше два: либо улететь обратно, либо остаться в общежитии.

Меня определили в спортивный класс – так и закончил старшую школу в Омске. Два года не был дома, потом прилетел в Дудинку, посмотрел и понял: надо возвращаться в Омск. Город маленький, да и в Омске уже начал появляться результат по боксу. Поступил в физкультурный институт, учился.

Деньгами мне в основном помогала мама. Я вовсю тренировался, но и по чуть-чуть приходилось где-то зарабатывать. 

Тогда в Омске был ночной клуб «Атлантида». Престижным считался. Каждый вторник там проводили бои. Быстро ставили сборный ринг, мы дрались, ринг мгновенно убирали – и на том же месте начиналась дискотека. За профессиональный бой платили 4 тысячи рублей. Так я провел 6-7 поединков по кикбоксингу. Бывало, что ночью выступал там – дрались действующие бойцы из тайского бокса, кика, призеры чемпионатов мира – а уже утром взвешивание на чемпионат округа по боксу. Приходил туда с отбитыми ногами, поэтому просил тренера поставить меня в жеребьевке на день попозже. Чтобы хоть немного отлежаться. Так четыре года подряд это первенство выигрывал.

Меня не раздражала атмосфера ночного клуба, что все вокруг бухали. Как-то не обращал внимания. В то время была другая задача: выйти, выиграть и заработать свои копейки. Сам я всегда старался придерживаться здорового образа жизни – не курил, не пил, тренировался. Мог разве что полночи протанцевать после боя, но даже если не спал, днем был в зале. Такая самодисциплина и вывела меня туда, где я сейчас нахожусь. 

Я вовремя попал в волну популярности смешанных единоборств. Уже проклевывались и амбиции, и желание попробовать себя в чем-то другом: за 7 лет бокс немножко приелся, у меня не было выдающихся результатов, Россию не выигрывал. А в MMA в каждом регионе начали появляться федерации, проводили первенства округов. 

Дебютировал в Иркутске в 2013-м, узнав о бое за 10 дней до турнира. Борьбу изучал по ютубу, но в целом инстинкт был – благодаря уличным дракам. 

Первый бой выиграл нокаутом в дополнительном раунде – дали 20 тысяч рублей. Заплатил за съемную квартиру – тогда уже с жинкой своей жил. Потом бой в Омске, контракт с ACB, чемпионство там – и подпись в соглашении с UFC в 2018-м.

Теперь у меня впереди бой за пояс чемпиона UFC. То, о чем я раньше и подумать не мог. Даже не смел представить. Приятно осознавать, что еще недавно дрался в омских клубах, а сейчас буду выступать с легендой на «Бойцовском острове». 

Я очень часто себе говорю: не забывай, откуда ты и как все начиналось. Эти мысли, прокрученные воспоминания мотивируют и подогревают. Знаю, что в России очень много пацанов, которые растут в тех же условиях, в каких недавно рос я. Наблюдаю за многими ребятами из Сибири, которые начинают выступать и пошли по моему примеру: с бокса идут, с улицы. Пожелал бы им только терпения и веры в себя. Трудиться, трудиться, трудиться.

Последнее время перед боем я был в Таиланде. Прилетел в феврале, планировал провести месяц на сборах. Потом решил, что пусть семья прилетит на пару недель. А дальше вспышка коронавируса. Все начали улетать кто куда, а я подумал, что побудем еще месяцок там, посмотрим на ситуацию со стороны. На Пхукете она была спокойная. Потом закрыли аэропорты: нужно было либо сутки просидеть в аэропорту Пхукета, либо на автобусе ехать до Бангкока. Подумал: у меня жена в положении и ребенок. Это огромный риск – лучше остаться в Таиланде.

Мы арендовали виллу с бассейном. Жили в доме, закупали еду, морепродукты, кокосы, фрукты – сплошные витамины. Дома постелил маты, там и тренировался. Сейчас понимаю: не заметил, как пролетели эти четыре месяца.

Карантин – непростая ситуация для всего мира. Но я это время пробыл с семьей. С самого старта карьеры у меня не было такого. Всегда на сборах, соревнованиях, в поездках. И сейчас четыре месяца рядом – так кайфанул! Вся жизнь заключается в том, что мы приходим к семье, оставляем после себя новое поколение. Сейчас у меня два сына – мы на этом останавливаться не собираемся. Надеюсь, что смогу дать и пример, и достойное воспитание пацанам. У меня еще братья и сестры, которым помогаю. Работы много. 

Боюсь ли я чего-то после такого непростого пути? Сейчас я говорю все это в аэропорту Бангкока, вылетаем в Абу-Даби на бой. И часто бывает страшно. Вот в самолет сажусь и понимаю, что дома дети, жена. Хочу, чтобы полет нормально прошел. 

Мои остались на Пхукете – ждут, пока сделают паспорт младшему сыну, чтобы могли улететь домой. 

И встретимся с ними уже в России.

https://www.sports.ru/

2020-07-08 18:10:17
0
316
Теги: UFC

Комментарии:

Внимание: HTML символы запрещены!